Капитан Усов не предал родину.

В автобиографии знаменитого актера Юрия Никулина «Почти серьезно» можно найти интересную историю о футбольном арбитре Николае Усове. Период с 1939-го по 1946-й Никулин провел на фронте: сначала участвовал в советско-финской войне, а потом — во Второй мировой. В обороне под петербургским Пулковом Никулин познакомился с капитаном Усовым, который до войны был судьей Всесоюз­ной категории по футболу.

В Англии украли идею легенды СССР Лобановского. Артета из «Арсенала» сделал то же самое, что он в 1975-м
В Англии украли идею легенды СССР Лобановского. Артета из «Арсенала» сделал то же самое, что он в 1975-м

«Небольшого роста, тол­стенький, с виду даже несколько комичный, Усов среди бо­лельщиков футбола считался самым справедливым су­дьей», — пишет Никулин.

Во время блокадной зимы 1941–1942 годов Усов в составе группы из шести человек отправился в разведку. Вылазка оказалась неудачной: «Взяли «языка», тот стал орать. К нему подоспела помощь. Все, что произошло дальше, Усов не помнил. Только осталось в памяти, как его стукнули по голове чем-то тяжелым».

РИА Новости

Юрий Никулин

Очнувшись, Усов понял, что находится в немецкой землянке. Голова перевязана, перед глазами — плакат с изображением футболиста и надписью не по-русски. Тут же, как только капитан пришел в себя, в землянку зашел немецкий обер-лейтенант и говорит: «Ну как вы себя чувствуете? Ты меня помнишь?»

Усов отвечает, что нет — не помнит. И тут обер-лейтенант на ломаном русском начинает объяснять: с Усовым они встречались в Германии, куда советский арбитр приезжал «на гастроли». Выяснилось: немец до войны тоже был футбольным судьей.

«Усов вспомнил, что действительно они встречались в начале 30-х годов, вместе проводили вечера, обменялись адресами, обещали друг другу писать. И вот Усов попал к нему в плен».

Зачем фанаты в Европе ходили на стадион с портретом Сталина: история коммунистов из итальянской глубинки
Зачем фанаты в Европе ходили на стадион с портретом Сталина: история коммунистов из итальянской глубинки

С пленным другом немец решил поступить «мягко»: пообещал Усову тепленькую жизнь в Дрездене в обмен на то, чтобы он согласился стать предателем. Угощая проголодавшегося Николая Харитоновича консервами и шнапсом, обер-лейтенант щебетал и увещевал:

«Ты никакой не плен­ный. Ты мой приятель, гость. Мы с тобой встретились, и я пригласил тебя к себе. Пожалуйста, живи здесь. Я тебя помню. Ты мне еще тогда понравился. Я здесь хозяин! Моя рота в обороне стоит, и вообще я похлопочу, чтобы тебя отправили в Дрезден. Будешь жить у моих родных. Устроят тебя на работу. А когда закончится война, поедешь домой.

Только у меня к тебе просьба одна будет, маленькая. У меня жена, дети, сам понимаешь. Ты дол­жен мне помочь. Иначе трудно хлопотать за тебя. Давай утром выйдем на передний край, и ты только покажешь, где у вас штаб, где склады с боеприпасами, где батареи. Ну, сам знаешь, что мне нужно».

Наутро немец повел Усова на наблюдательный пункт. Чтобы выгадать время, капитан попросил у немца карту, можно сказать, подыграл ему. Сделал вид, что согласен рассказать про штаб и склады, надо только самому вспомнить, где они. И вот Усов «будто бы рассматривает карту», а сам краем глаза смотрит на фашиста и видит, что тот отвернулся от него всем телом: хотел прикурить сигарету, но зажигалка — в том направлении, когда немец смотрел на Усова, — гасла на ветру.

Вознамерившись наконец сделать затяжку, обер-лейтенант на секунду выпустил пленного из виду. Усов, который тайком подсматривал за немцем, понял: это его шанс — и бросился бежать со всех ног.

«Если бы засечь время, навер­няка рекорд по бегу поставил, — рассказывал Усов. — Бегу я по нейтралке и слы­шу, как мой немец кричит: «Дурачок, дурачок, вернись на­зад». Немцы опомнились и из всех траншей начали па­лить. А он им приказывает: «Не стрелять! Не стрелять», — но все-таки ранило меня в плечо, когда я уже прыгал в наши траншеи».

Позже, когда советская армия перешла в наступление, в одном из прорывов участвовал залечивший плечо Усов. Волею случая он наткнулся на ту самую землянку, в которой его уговаривали остаться. Дверь сорвана, на пороге — мертвый немец, а со стены все так же смотрит улыбающийся футболист с мячом в руках.

После войны Николай Харитонович Усов продолжил судейскую карьеру, обслуживал футбольные матчи до 1949 года. Скончался в 1964 году, до конца жизни оставаясь членом Ленинградской городской коллегии судей по футболу и хоккею с мячом.

Что стало с двумя футболистами сборной СССР, которые были со Стрельцовым на той самой даче. Один лишил себя жизни
Что стало с двумя футболистами сборной СССР, которые были со Стрельцовым на той самой даче. Один лишил себя жизни

Вдвиже — наш канал в Ютубе с крутыми околофутбольными видео

 

You have no rights to post comments

Помогла статья? Оцените её!
0 из 5. Общее количество голосов - 0

Александр Гарчеков

Новости спорта, фото, видео и инфографика, аналитика и блоги от экспертов и известных спортсменов, а также статистика ведущих чемпионатов и информация о матчах в режиме онлайн.